В статье рассматриваются основные положения о наследовании, изложенные в Библии; их анализ значительно обогащает исследования в области наследственных отношений.
    
     Ключевые слова: Библия, право первородства, наследование дочерями, выдел наследственной доли при жизни отца, отстранение от наследования детей наложницы, недостойные наследники.
    
     In article substantive provisions about the inlieritance, stated in the Bible are considered; their analysis consider¬ably enriches researches in the field of hereditary relations.
    
     Key words: the Bible, the primogeniture right, inheritance by daughters, выдел a hereditary share during lifetime of the father, discharge from inheritance of children of the concubine.
    
     В процессе правовых исследований тех или иных общественных отношений применяются различные методы научного познания. Используя исторический и сравнительный методы, цивилисты обычно и с полным основанием обращаются к нормам римского частного права. Значение последнего, в том числе для современной российской юриспруденции, неоспоримо.
    Это обстоятельство в очередной раз и с различных сторон подчеркивалось участниками состоявшейся в мае 2010 г. на юридическом факультете Санкт-Петербургского государственного университета международной конференции «Римское частное право и правовая культура Европы».Однако не меньший интерес, историческую и научную ценность представляют соответствующие правовые и нравственные установления, содержащиеся в тексте Священного Писания.
     По словам П. Баренбойма. «закрытие для российских юридичес¬ких вузов Библейского текста привело к тому, что каждый студент знает Кодекс Хаммурапи. но совершенно незнаком с библейскими правовыми ценностями». Обратимся к некоторым библейским положениям, характеризующим наследственные отношения той исторической эпохи.
    
     1  Право первородства.
     На страницах Священного Писания многократно упоминается понятие первородства, в частности применительно к на¬следованию. В числе преимуществ первородного сына перед своими братьями было право на двойную часть из имущества отца. В Книге Второзаконие читаем о наследственных правах сыновей, рожденных нелюбимой и любимой женами:
    «Если у кого будут две жены — одна любимая, а другая нелюбимая, и как любимая, так и нелюбимая родят ему сыновей, и первенцем будет сын нелюбимой. — То при разделе сыновьям своим имения своего, он не может сыну жены любимой дать первенство перед первородным сыном нелюбимой: Но первенцем должен признать сына нелюбимой и дать ему двойную часть из всего, что у него найдется, ибо он есть начаток силы его, ему принадлежит право первородства»
     (Втор. 21, 15-17). Иными словами, более сильная привязанность мужа к какой-либо из жен не должна отражаться на судьбе детей.
    
     Наследство разделялось по числу сыновей плюс один. Старший сын получал двойную долю. Такова была обычная практика на всем древнем Ближнем Востоке. В Книге Бытие (временем ее написания считается период между 1471-1450 гг. до Р.Х.) повествуется о продаже Исавом своего первородства его брату Иакову (см. Быт. 25, 27-34). Продажа Исавом своего первородства (см. Быт. 25. 27-34) лишила его этой дополнительной доли (а не всего наследства).
    «В литературе древнего Ближнего Востока не встречаются примеры заключения подобных сделок. Ближайшая аналогия содержится в правовых материалах из Нузи, где один брат продает часть полученного в наследство имущества другому».
    
     Следует заметить, что размер наследственной доли первенца точно определен (двойная часть имущества отца), поэтому пояснение такого рода, как «Первородный сын имел право быть основным наследником семейного состояния», не отражает сущности библейского установления о наследовании первенцем. Столь же нечетким представляется указание на то, что «у израильтян первенцы обычно имели определенное преимущество...».
    
     2  Общее правило о наследниках-сыновьях.
     Исключения для наследниц-дочерей. В Книге Иезикииля сказано:
     «Так говорит Господь Бог: если князь дает кому из сыновей своих подарок, то это должно пойти в наследство и его сыновьям; это владение их должно быть наследственным. Если же он даст из наследия своего кому-либо из рабов своих подарок, то это будет принадлежать ему до года освобождения и тогда возвратится к князю. Только к сыновьям его должно переходить наследие его» (Иез. 46, 16-17).
     Поясним, что под «годом освобождения» здесь имеется в виду каждый пятидесятый год, о котором в книге Левит сказано: «И освятите пятидесятый год, и объявите свободу на земле всем жителям ее: да будет это у вас юбилей; и возвратитесь каждый во владение свое, и каждый возвратитесь в свое племя» (Лев. 25, 10).
     Однако в ряде случаев в Библии говорится о наследовании отцовского имущества дочерями. Так. в главах 28-30 Книги Бытие рассказывается о том, на каких условиях Иаков служил у Лавана, о дочерях Лавана Лии и Рахили, ставших женами Иакова, о его детях, рожденных женами и их служанками Зелфой и Валлой. Когда Иаков услышал слова Бога:
     «...возвратись в землю отцов твоих И на родину твою: и Я буду с тобою» (Быт. 31. 3)
     и собрался вместе с женами и детьми бежать от Лавана. Рахиль и Лия сказали:
     «...есть ли еще нам доля и наследство в доме отца нашего? Не за чужих ли он нас почитает? ибо он продал нас и съел даже серебро наше; Посему все богатство, которое Бог отнял у отца нашего, есть наше и детей наших: итак, делай все, что Бог сказал тебе» (Быт. 31, 14-16).
    
    Комментаторы отмечают, что дочери осуждали Лавана за то, что он «продал их в замужество». Платой за каждую из них была работа Иакова на Лавана. Фраза «съел... серебро наше» означает растратить деньги.
     По закону денежная сумма, подаренная Лавану при замужестве Лии и Рахили, хотя бы частично должна была достаться дочерям. При изучении изложенного текста возникает вопрос о самой возможности призвания к наследованию дочерей. «Дочери имели право только на содержание из отцовского имущества до своего замужества и при выходе замуж получали иногда приданое...». В Книге Иисуса Навина читаем о том, что Халев отдает свою дочь Ахсу победившему в битве Гофониилу(см.:Нав. 15, 16-17).
     «Когда надлежало ей идти. ее научили просить у отца ее поле, и она сошла с осла. Халев сказал ей: что тебе? Она сказала: дай мне благословение; ты дал мне землю полуденную, дай мне и источники вод. И дал он ей источники верхние и источники нижние» (Нав. 15, 18-19).
     Следовательно, постановка и положительное решение вопроса о наследовании дочерями Лавана и дочерью Халева являются исключением из общего правила о наследовании по мужской линии.
    
     Еще один случай наследования дочерями земельного удела излагается в Книге Числа (время ее написания до 1406 г. до Р.Х.). Четвертая Книга Ветхого Завета. Числа, по-древнееврейски именуется «Бамидбар", что переводится «В пустыне»; здесь приведены различные исчисления народа Божьего, произведенные во время странствий его по пустыне. Поэтому книга называется по гречески «Аритмой» (это слово того же корня, что и «арифметика»), то есть «счисления».
     В Книге Числа (Числ. 27. 1-7) повествуется о том. что дочери умершего Салпаада. носящие имена Махла, Ноа, Хогла, Милка и Фирца, предстали пред Моисеем и всем обществом и говорили:
     «За что исчезать имени отца нашего из племени его. потому что у него нет сына? Дай нам удел среди братьев отца нашего» (Числ. 27. 4). «И представил Моисей дело их Господу. И сказал Господь Моисею: Правду говорят дочери Салпаадовы: дай им наследственный удел среди братьев отца их и передай им удел отца их» (Числ. 27. 5-7).
     В одном из комментариев к Числ. 27, 5-7 отмечается, что в указанном тексте дается ответ Бога на конкретный вопрос, а в последующих стихах 8-11 гл. 27 сформулирован общий закон о наследовании земли:
     «И сынам Израилевым объяви и скажи: если кто умрет, не имея у себя сына, то передавайте удел его дочери его; Если же нет у него дочери, передавайте удел братьям его: Если же нет у него братьев, отдайте удел его братьям отца его; Если же нет братьев отца его, отдайте удел близкому его родственнику из поколения его, чтоб он наследовал его; и да будет это для сынов Израилевых постановлено в закон, как повелел Господь Моисею».
    
     В главе 36 Книги Числа продолжается обсуж¬дение вопроса о наследовании дочерями Салпаада земельного удела, принадлежавшего их умершему отцу, поскольку главы других семейств обеспокоились тем. что если названные женщины станут женами мужчин из другого колена, то данный дочерям Салпаада удел прибавится к уделу чужого колена (см.: Числ. 36, 2-4). Тогда Моисей сказал:
     «Вот что заповедует Господь о дочерях Салпаадовых: они могут быть женами тех, кто понравится глазам их, только должны быть женами в племени отца своего. Чтобы удел сынов Израилевых не переходил из колена в колено; ибо каждый из сынов Израилевых должен быть привязан к колену отцов своих; И всякая дочь, наследующая удел в коленах сынов Израилевых, должна быть женою кого-нибудь из племени колена отца своего, чтобы сыны Израилевы наследовали каждый удел отцов своих...» (Числ. 36, 6-8).
     Систематическое толкование установлений общего закона о наследовании земли (Числ. 27. 8-11) и частного повеления относительно дочерей Салпаада позволяет сделать вывод, что норма, сформулированная в Числ. 27, 8 (...если кто умрет, не имея у себя сына, то передавайте удел его дочери его») должна применяться при соблюдении условия, содержащегося в Числ. 36, 8, т.е. удел переходит к дочери после смерти ее отца, если она станет женою мужчины из племени колена своего отца. Таким образом, со времен Книги Числа (период до 1406 г. до Р.Х.) в древнем Израиле существовало наследование земельного надела дочерью умершего, обремененное условием о принадлежности ее будущего мужа к колену наследодателя.
    
     В Книге Иова читаем: Иов. 42, 15
    «И было у него семь сыновей и три дочери» и «...дал им отец наследство их между братьями их».
     Комментаторы Священного Писания отмечают, что время написания Книги Иова неизвестно, однако классический древнееврейский язык пролога относит написание книги к периоду после 1500 г. но до 1000 г. до Р.Х. Окончательная редакция книги могла появиться не ранее первого тысячелетия до Р.Х.12 В Иов. 42. 15 отсутствует напоминание об условии наследова¬ния дочерями, однако, следуя историческом методу исследования (Книга Числа написана ранее Книги Иова) и применяя систематическое толкование библейских установлений о наследовании, надлежит прийти к выводу», что правило, сформулированное в Числ. 36, 6-8 применительно к дочерям Салпаада, должны применяться и при наследовании дочерями Иова.
     Сведений об изменении или отмене условия, при котором было возможно наследование дочерями земельного удела отца в Библии, нет.
    
     Авторы Библейского культурно-исторического комментария пишут, что изложенное в Иов, 42, 15 — это уникальный случай в Ветхом Завете, хотя известно, что подобная практика существовала в первой половине 1 тыс. до н.э. в Эгейском регионе и в Угарите». Однако тексты Быт. 31, 14-16 (насле¬дование дочерьми Лавана), Числ. 27, 5-7: 36, 2-4; 36, 6-8 (наследование дочерьми Салпаада) свидетельствуют о том. что наследование дочерями Иова не является единственным исключением из общего правила наследования по мужской линии. И авторы указанного Библейского культурно-исторического комментария, разъясняя Числ. 27, 1-11; 36, 6-9, пишут о наследовании дочерями Салпаада как еще об одном исключении из общего правила.
    
     3  Раздел наследственного имущества при жизни отца в древнем Израиле.
     С позиций современного законодательства о наследовании подобная постановка вопроса ошибочна, однако в древнем Израиле возможность раздела наследственного имущества при жизни отца являлась одной из существенных характеристик института наследования. В рассмотренных выше библейских повествованиях о дочерях Лавана и Иова, о сыне Авраама Исааке наследственное имущество было получено детьми ранее смерти отца. Библеисты отмечают, что «в восточных странах наследство детям выдавалось еще при жизни их отца». В Евангелии от Луки (время написания I в. по Р.Х.) рассказывается притча о блудном сыне;
     «...у некоторого человека было два сына; И сказал младший из них отцу: «отче! дай мне ааедуюшуто мне часть имения». И отец разделил им имение. По прошествии немногих дней младший сын. собрав все, пошел в дальнюю сторону и там расточил име¬ние свое, живя распутно» (Лук. 15, 11-13).
     Не слу¬чайно Книга Притчей Соломоновых предостерегает:
    «Наследство, поспешно захваченное вначале, не благословляется впоследствии» (Притч. 20. 21).
     В ряде случаев слова «поспешно захваченное вначале» толкуют более узко: «то есть захваченно нечестным путем". Во времена Нового Завета наследство открываюсь лишь со смертью человека. В главе 9 Послания к Евреям Святого Апостола Павла говорится:
     «Ибо где завещание, там необходимо, чтобы последовала смерть завещателя. Потому что завещание действительно после умерших: оно не имеет силы когда завещатель жив» (Евр. 9, 16-17).
    
     4  Форма завещания.
     В древности завещательные распоряжения совершались в устной форме. «О письменных завещаниях мы встречаем указания лишь в позднейшие времена...». Так, в главе 3 Послания к Галатам Святого Апостола Павла читаем:
     «Братия! Говорю по рассуждению человеческому: даже человеком утвержденного завещания никто не отменяет и не прибавляет к нему» (Гал. 3, 15).
     5  Отстранение от наследования детей наложницы.
    В древнем Израиле помимо жен мужчине не запрещалось иметь также наложниц. «Обычно наложницами становились женщины, не имевшие приданого, и потому их дети не могли претендовать на наследство. Отец мог назначить кого-нибудь из них своим наследником, если его первая жена не родила сына». От наложницы Агари родился сын Аврама Измаил(см. Быт. 16. 1-16). Через несколько лету жены Аврама Сарры родился сын Исаак (см. Быт. 21. 2). «И увидела Сарра, что сын Агари Египтянки, которого она родила Аврааму, насмехается. И сказала Аврааму: выгони эту рабыню и сына ее. ибо не наследует сын рабыни сей с сыном моим Исааком» (Быт. 21. 9-10). Попутно поясним написание имени Авраама. В Быт. 17, 5 сказано:
     «И не будешь ты больше называться Аврамом, но будет тебе имя: Авраам, ибо Я сделаю тебя отцом множества народов». «Ав» означает «отец», раам — вторая часть имени —указывает на многочисленность.
     После смерти Сарры (см.: Быт. 23, 2) Авраам взял наложницей Хеттуру (см.: Быт. 25, 1: Первая книга Паралипоменон 1. 32). которая родила Аврааму пятерых сыновей (см. Быт. 25, 1—4).
    Поскольку Хеттура была наложницей Авраама, Священное Писание нигде больше не говорит о ее детях как о потомстве Авраама.
     Все свое имущество Авраам отдал своему сыну Исааку, рожденному его женой Саррой. В Быт. 25, 5-6 читаем:
     «И отдал Авраам все, что было у него Исааку, А сынам наложниц, которые были у Авраама, дал Авраам подарки и отослал их от Исаака, сына своего, еще при жизни своей, на восток, в землю восточную». По непонятной причине эти подарки детям наложниц иногда называют наследством.
    
     В Книге Судей Израилевых повествуется об Иеффае:
     «Иеффай Галаадитянин был человек храбрый. Он был сын блудницы; от Галаада родился Иеффай. И жена Галаадова родила ему сыновей. Когда возмужали сыновья жены, изгнали они Иеффая. сказав ему: ты не наследник в доме отца нашего, потому что ты сын другой женщины» (Суд. 11. 1-2).
     Изгнание Иеффая из дома было одобрено старейшинами (см.: Суд. 11, 7). Спустя некоторое время началась война, и старейшины Галаадские пришли к Иеффаю и просили, чтобы он стал вождем народа и сразился с врагом (см.: Суд. 11, 4-6).
     "Иеффай сказал старейшинам Галаадским: не вы ли возненавидели меня и выгнали из дома отца моего?..» (Суд. 11. 7).
    В дальнейшем Иеффай стал одним из судей народа израильского и был судьей Израиля шесть лет (см. Суд. 12, 7). Таким образом, побочные дети не призывались к наследованию, «довольствуясь только подарками от отца, и еще до раздела наследства выселялись из дома или были удаляемы законными наследниками...».
     6  Недостойные наследники.
     Библейским установлениям известно понятие, которое в современной цивилистике именуется «недостойные наследники». Так, в главе 21 Третьей книги Царств читаем о том, что у Навуфея в Изрееле был виног¬радник подле дворца Ахава, царя Самарийского. Ахав потребовал, чтобы Навуфей отдал ему этот виноградник в обмен на лучший или на серебро. «Но Навуфей сказал Ахаву: сохрани меня Господь, чтоб я отдал тебе наследство отцов моих!» (3 Цар. 21, 3).
     С помощью жены Ахава Навуфей был обвинен в хуле на Бога и царя и побит камнями (см. 3 Цар. 21, 5-13). Когда Ахав услышал, что Навуфей убит, он пошел к винограднику, чтобы завладеть им.
    По слову Господа навстречу Ахаву вышел Илия Фесвитянии, чтобы сказать ему веленное Господом:
     «И скажи ему: «так говорит Господь: ты убил и еще вступаешь в наследство?» — и скажи ему: «так говорит Господь: на том месте, где псы лизали кровь Навуфея, псы будут лизать и твою кровь» (3 Цар. 21, 19).
     В Книге Притчей Соломоновых сказано: «Разумный раб господствует над беспутным сыном и между братьями разделит наследство» (Притч. 17.2).
    
     Изложенное позволяет сделать вывод о многообразии и сложности библейских установлений о наследовании, о длительном историческом разви- тии нормативной регламентации наследственных отношений. Поэтому трудно согласиться с такими оценками, как ,например: «Законы о наследстве по законоположению Моисея у евреев были очень просты», «Законы наследства у евреев были примитивны». Можно ли назвать «простыми» нормы о праве первородства, о наследовании земельных уделов, о наследовании дочерями и другие правила?
     Более того, допустима ли сама мысль о «простоте» какого-либо библейского положения? По-видимому, речь может идти лишь о разных уровнях его познания, глубине и способах толкования. Оставляя в стороне проблемы герменевтики, отметим лишь, что, как принято считать, каждый библейский стих имеет семьдесят уровней интерпретации, в частности «простой смысл», буквальное толкование; «скрытый намек», иносказательное объяснение, часто относящиеся к области психологии, внутреннего мира человека; «изыскание», толкование аллегорическое, указывающее на прозрение будущих событий или духовных реалий, скрытых за завесой простого повествования; «тайна», т.е. таинство Божественной, высшей жизни, «просвечивающей» сквозь данный стих и доступное восприятию лишь особо одаренных — духовных людей. Трудности истолкования священных текстов объясняются, с одной стороны, их спецификой (синтез мировой истории и откровения Бога), с другой — многоплановостью изложения и своеобразием языка повествования, включающего ёмкие символические образы наряду с однозначно-конкретными понятиями. Анализ на определенном уровне категорий наследования в библейском учении безусловно обогащает цивилистические исследования наследственных отношений и их нормативного регулирования.
    
    Самойлова Маргарита Викторовна, доцент кафедры гражданского права Тверского государственного университета, кандидат юридических наук, доцент.
  
    /Журнал "Наследственное право" №4 2011г. стр.18-21/