Для нас очень важно уяснить, что Тот, кто должен был стать Посредником, был подлинным Богом и подлинным человеком. Поскольку между нами и Богом встало наше нечестие, то мы оказались совершенно отчуждены от Царства Небесного, и никто не в состоянии примирить нас с Богом, если не будет близок Ему. Есть ли таковой среди детей Адама? Все они вострепетали бы при лицезрении Божьего величия. Ибо наша грязь и Его чистота абсолютно несовместимы.
    Мы оказались бы в отчаянном положении, если бы Божье величие само не снизошло к нам. Божественная и человеческая природы соединились. 1 Тимофею 2,5:
    «Ибо един Бог, един и посредник между Богом и человеками, человек Христос Иисус».
    Называя его человеком, Святой Дух указывает, что Он близок к нам, что Он, обладая нашей плотью, породнён с нами крепчайшими узами. Рассмотрим, насколько важным было дело Посредника – восстановить нас в милости Бога, тогда как мы были наследниками геенны огненной. Сын Божий не счёл нечестием принять наше, чтобы соединиться с нами и сделать нас причастниками того, что принадлежит Ему. Имея залогом то, что Сын Божий принял наше тело и стал плотью от плоти нашей и костью от кости нашей, мы получает твёрдую уверенность, что мы – дети Бога-Отца.
    Отсюда проистекает то святое братство, о котором возвещает нам Иисус (от Иоанна 20,17):
    «Восхожу к Отцу Моему и Отцу вашему, и к Богу Моему и Богу вашему».
    Единственный Сын Божий, Которому принадлежит всё наследство, принял нас как Своих братьев и, следовательно, сделал нас Своими сонаследниками.
   
    Тому, кто должен был стать нашим Искупителем, надлежало быть и истинным Богом, и истинным человеком. Кто ещё может умертвить смерть, если не сама жизнь? Кто ещё способен победить грех, если не сама праведность? Кто ещё мог уничтожить чужую власть над миром и воздухом, если не Тот, чья сила превосходит всякую силу? Именно Бог, по Своему бесконечному милосердию, желая нас спасти, стал нашим Искупителем в лице Своего единородного Сына.
   
    Другая часть нашего примирения с Богом состояла в том, чтобы человек, погибший вследствие своего непослушания, прибегнул к послушанию, которое удовлетворило бы Божий суд, и заплатил за свой грех то, что должен. Потому и явился Господь наш Иисус, приняв облик Адама, дабы заместить его Собою, претерпеть казнь, которую заслужили мы. Поскольку же Бог не может испытать смерть, а человек – победить её, Он соединил человеческую природу со Своею, дабы через смертность первой очистить и освободить нас от наших злодеяний, а силою второй достичь победы над смертью.
    Поэтому те, кто отнимают у Иисуса Христа либо божественную, либо человеческую природу, унижают Его величие и славу.
    Сам Иисус, придя на землю, объявил, что смысл Его пришествия в том, чтобы перевести нас от смерти в жизнь, примирив с Богом. От Иоанна 5,25:
   «Истинно, истинно говорю вам: наступает время, и настало уже, когда мёртвые услышат глас Сына Божьего и услышавши оживут».
    От Матфея 18,11:
    «Сын Человеческий пришёл взыскать и спасти погибшее».
    От Иоанна 10,11:
    «Я есмь пастырь добрый: пастырь добрый полагает жизнь свою за овец».
    2 Коринф. 5,19:
   «Бог во Христе примирил с Собою мир, не вменяя людям преступлений их».
    Нам нужно рассмотреть, как, восприняв нашу плоть, Иисус Христос исполнил миссию Посредника. В своё время манихеи пытались отрицать подлинность Его человеческой природы. Эти заблуждения опровергаются Святым Писанием. Благословение было обещано семени Авраама. И вечный престол был обетован потомку Давида. Так что Иисус Христос с полным основанием именуется Сыном Давидовым и Сыном Аврамовым. И Сам Господь часто называет Себя Сыном Человеческим. Иисус испытывал жажду, голод и холод и был подвержен другим немощам нашей природы. Евреям 2,14:
    «А как дети причастны плоти и крови, то и Он также воспринял оные, дабы смертью лишить силы имеющего державу смерти, то есть диавола».
    Евреям 4,15:
    «Ибо мы имеем не такого первосвященника, который не может сострадать нам в немощах наших, но Который, подобно нам, искушён во всём, кроме греха».
    Всё, что было дано Иисусу Христу Его Отцом, отныне принадлежит нам. Ему в изобилии был дан Дух, дабы все мы черпали из Его полноты (от Иоанна 1,16):
    «И от полноты Его все мы приняли и благодать на благодать».
    Выражение (от Иоанна 1,14): «И Слово стало плотию», - следует понимать не в том смысле, что Слово превратилось в плоть или смешалось с нею, а в том, что Оно восприняло человеческое тело от чрева Девы как храм, в котором начало обитать. И Тот, Кто был Сыном Божьим, сделался Сыном Человеческим не через смешение субстанций, но через единство Личности. То есть Он соединил Свою божественную природу с человеческой таким образом, что каждая из двух природ сохранила свои свойства. Если и можно найти что-либо подобное в этой возвышенной тайне, то это сам человек, который состоит из двух природ, ни одна из которых не смешивается с другой. Ибо душа – не тело, а тело – не душа. Именно под таким углом зрения в Священном Писании говорится об Иисусе Христе.
   Слова Иисуса Христа, что Он был прежде Авраама, не могут относиться к Его человеческой природе. Когда же Лука повествует, что Он преуспевал в премудрости, возрасте и любви у Бога и людей, когда Сам Иисус объявляет, что не ищет Своей славы и не знает о последнем дне и часе, - то всё это говорится только о человеческой природе. Будучи Богом, Он не может расти или умаляться. Ничто не в состоянии от Него укрыться. Иисус Христос принимает все эти вещи как принадлежащие личности Посредника. Совместность свойств раскрывается в словах св. Павла (Деяния 20,28):
    «Церковь Господа и Бога, которую Он приобрёл Кровию Своею».
    Ибо Бог не имеет крови и не может страдать. Но поскольку Иисус Христос – истинный Бог и истинный человек – был распят и пролил ради нас Свою Кровь, то совершённое Им в Его человеческой природе прилагается к Его божественности. И Сам Иисус Христос сказал народу (от Иоанна 3,13):
    «Никто не восходил на небо, как только сшедший с небес Сын Человеческий».
    Очевидно, что как человек, облечённый плотью, Он не мог быть на небе, но так как Он был одновременно Богом и человеком, Иисус приписывал одной природе то, что свойственно другой. Самыми ясными для понимания подлинной сущности Иисуса Христа являются те фрагменты Писания, где говорится о Его обеих природах одновременно. Он получил от Отца власть отпускать грехи, воскрешать кого хочет, даровать праведность, святость и спасение, что Он поставлен Судьёй живых и мёртвых, что Его надлежит чтить, как чтут Отца, что Он есть свет миру, пастырь добрый, единственная дверь овцам и истинная виноградная Лоза. Всё это не относится ни исключительно к божественной, ни исключительно к человеческой природе Иисуса Христа. Ибо Сын Божий увенчан этими привилегиями, будучи явлен во плоти.
   
    В этом смысле следует понимать слова св. Павла (1 Коринф. 15,24):
    «Он передаст Царство Богу и Отцу».
    Иисус Христос подчинит Отцу и Свою высокую державу, и венец славы, и всё, что было дано Ему как Посреднику (1 Коринф. 15,28):
    «Когда же всё покорит Ему, тогда и Сам Сын покорится Покорившему всё Ему, да будет Бог всё во всём».
    Когда Христос передаст царство Отцу, Его божественное величие нисколько не будет умалено, но, напротив, ещё более возвышено. Ибо тогда Бог уже не будет главою Христа, и Его божественность будет сиять сама по себе во всей полноте. Это соображение поможет разрешить многие сомнения.
   
    Но нет такой вещи, которую не попытались бы поколебать некоторые из тех, кто мучаются над этими формами выражения. То, что принадлежит человеческой природе Христа, они используют для отрицания Его божественности. То, что принадлежит Его божественной природе – для отрицания Его человеческой природы. Поэтому нам ненавистна ересь Нестория, который, разделяя две природы во Христе, воображал тем самым двойного Христа. Нестория упрекали в трактовке двух природ как двух личностей. На Эфесском соборе 431 г., который принял догмат о единстве Личности Христа, Несторий был осуждён.
    Подобно этому следует остерегаться яростного безумия Евтихия. Евтихий учил, что во Христе была одна природа: Его человечество было поглощено божественностью, как море поглощает каплю мёда и растворяет её. То было начало монофизитства. Евтихий был осуждён на Халкидонском соборе 451 г. Нам достаточно одного: Иисус Христос назвал Своё тело храмом именно потому, что в Нём обитала Его божественность.
    И вот появился не менее зловредный, чем эти древние еретики – Мигель Сервет. В своих ухищрениях он доходит до того, что объявляет Иисуса Христа некоей смесью из частицы Бога и частицы человека, не являющейся, однако, ни Богом, ни человеком. Из этих измышлений следует, что до того как Иисус Христос воплотился, в Боге были заключены лишь тени и образы. Вот как Сервет изъясняет рождение Иисуса Христа: Богу была присуща воля иметь Сына, которая осуществилась, когда Он был рождён. Сервет и подобные ему хотели бы, чтобы Иисус Христос был Сыном Божьим только с момента воплощения. Нет ничего абсурдного в нашем утверждении, что Сын Божий воплотился. Это звание подобало Ему и прежде с точки зрения предвечного рождения. Как они истолкуют такие слова пророка (Михей 5,2):
   «И ты, Вифлеем – Ефрафа, мал ли ты между тысячами Иудиными? Из тебя произойдёт Мне Тот, Который должен быть Владыкою в Израиле, и Которого происхождение от начала, от дней вечных»?
    От Иоанна 8,25:
    «Тогда сказали Ему: кто же ты? Иисус сказал им: от начала Сущий, как и говорю вам».
    Бытие 3,14:
   «Бог сказал Моисею: Я есмь Сущий (Иегова). И сказал: так скажи сынам Израилевым: Сущий послал Меня к вам».
    От Иоанна 8,58:
    «Иисус сказал им: истинно, истинно говорю вам, прежде нежели был Авраам, Я есмь».
    Все христиане смогут верно рассудить, что Сервет своими измышлениями поставил себе целью погасить всякую надежду на спасение. Ибо, если плоть сама по себе – божество, она не может быть Его храмом. И значит, у нас не может быть Искупителя, истинно рождённого во плоти, чтобы стать истинным человеком. Священное Писание прилагает к Иисусу Христу двойное звание. Он именуется Сыном Человеческим, ибо происходит из рода Адама. С другой стороны, Он именуется Сыном Божьим вследствие Своей божественности и вечной Сущности. В единстве Его Личности нельзя воображать себе некое смешение, которое похитило бы у Христа присущую Ему божественность.
   
    Есть один вопрос, который следует рассмотреть в самом конце. Некоторые поверхностные умы, хотя и признают, что мы получаем спасение через Иисуса Христа, не могут принять слово «заслуга», так как считают, что вследствие этого милость Бога отходит в тень. Поэтому Иисусу Христу они отводят роль Орудия или Служителя нашего спасения, но не его Совершителя и Главы.
    Неразумно противопоставлять заслугу Иисуса Христа милости Бога. Нам следует придерживаться общего правила, согласно которому если две различные вещи проявляются каждая в присущей ей степени, причём одна дополняет другую, то между ними не может быть взаимного отталкивания.
    Оправдание было дано людям даром, из чистого Божьего милосердия, но при этом к нему была причастна заслуга Иисуса Христа. Иисус Христос Своим послушанием приобрёл для нас милость Отца. Он не заботился о Себе, но думал только о нас и нашем благе. От Матфея 20,28:
    «Сын Человеческий не для того пришёл, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих».
    От Иоанна 14,6:
   «Я есмь путь и истина и жизнь».