Теперь нам следует рассмотреть, какой должна быть та вера, благодаря которой усыновлённые Богом вступят во владение Царством Божьим. Большинство людей в этом деле – сущие младенцы. Ибо они, слыша слово «вера», подразумевают под ним лишь принятие евангельской истории.
   
    Безусловно, вера обращена к единому Богу; но к этому следует добавить, что это означает веру в Иисуса Христа, Которого Он послал, ибо Бог был бы глубоко сокрыт от нас, если бы Сын не осветил нас Его лучами. Никто не будет любим Богом вне Христа, через Которого благоволение Отца распространяется на нас. Ефесянам 1,6:
    «Он облагодетельствовал нас в Возлюбленном».
    Мы получаем спасение, поскольку познаём, что Бог – наш благосклонный Отец, получаем вследствие примирения, совершившегося в Иисусе Христе, и вследствие того, что мы принимаем Его как данного нам ради праведности, освящения и жизни. Апостол, сказавший (Римлянам 10,10):
    «Сердцем веруют к праведности, а устами исповедуют ко спасению»,
    - требует чистого и ясного знания о доброте Бога, в каковой и заключается наша праведность. От Иоанна 17,3:
   «Сия же есть жизнь вечная, да знают Тебя, единого истинного Бога и посланного Тобою Иисуса Христа».
   
    Я вовсе не отрицаю, что множество вещей сокрыты от нас до тех пор, пока мы не избавимся от смертного тела и не приблизимся к Богу. Поэтому высшая мудрость состоит в том, чтобы возрастать и двигаться дальше, оставаясь смиренными и простосердечными. У нас есть немало прекрасных примеров слепой веры учеников Господа нашего Иисуса – до того, как они были окончательно просвещены. Мы видим, как им было трудно овладеть начатками учения, хотя они постоянно смотрели в рот своему Учителю. Когда они пришли ко гробу, воскресение, о котором они столько раз слышали, казалось им сном. Нельзя сказать, что они вовсе не имели веры, но поскольку они не были убеждены, что Иисус Христос должен воскреснуть из мёртвых, всякое желание следовать Ему в них угасло. И отнюдь не суеверие побуждало женщин помазать ароматами мёртвое Тело, на воскресение Которого они ничуть не надеялись. Хотя они верили словам Сына Божьего, их умы всё же пребывали в неведении и удерживали веру во мраке, так что их охватила крайняя растерянность.
    Лишь воочию убедившись в истинности слов Господа Иисуса, ученики наконец уверовали. Не начали веровать, но семя веры, словно умершее в их сердцах, вновь обрело плодоносную силу.
    Таким образом, мы можем назвать верой то, что является лишь приготовлением к ней. Евангелисты рассказывают, что многие уверовали, будучи изумлены чудесами Иисуса Христа, хотя мало знали евангельское учение или не знали вообще. Св. Иоанн даёт нам один пример. Он относится к самарянам, которые, уверовав по слову женщины, устремились к Иисусу Христу. Это начало веры. Но услышав Его Самого, сказали (от Иоанна 4,42):
    «Уже не по твоим речам веруем, ибо сами слышали и узнали, что Он истинно Спаситель мира, Христос».
    Люди, ещё не усвоившие даже первоначальных элементов, благодаря их склонности повиноваться Богу, называются верующими, но не в собственном смысле слова, а потому, что Бог по Своей щедрости оказывает им эту честь за само устремление.
    Невероятно, чтобы Нееман сириянин, спрашивая у пророка, как ему послужить Богу, был просвещён относительно Посредника (4я Царств 5,15). Трудно поверить, что Корнилий римлянин понимал то, о чём знали далеко не все иудеи (Деяния 10,1). И однако его милости были угодны Богу, и была принята жертва Неемана. И тот и другой не могли получить этого иначе, чем через веру. Подобная покорность, сопряжённая с желанием учиться, резко отличается от злостного невежества, в котором коснеют люди, не желающие ничего познавать.
   
    Вера – это познание воли Бога, воспринимаемой через Его Слово, от которого она не может быть отделена, как лучи не могут быть отделены от солнца. Ты должен со всей решимостью принять, что всё исходящее от Бога, есть непреложная, несомненная истина. Иисус Христос предназначен быть целью нашей веры. От Иоанна 20,31:
    «Сие же написано, дабы вы уверовали, что Иисус есть Христос, Сын Божий, и, веруя, имели жизнь во имя Его».
    Исаия 55,3:
    «Послушайте, и жива будет душа ваша».
    Вера – это твёрдое и надёжное знание доброй воли Бога по отношению к нам. Нам ничего не дало бы знание, что Бог истинен, если бы Он не призывал нас к Себе, привлекая Своим милосердием. Псалом 24,10:
    «Все пути Господни – милость и истина к хранящим завет Его».
    Это знание открывается нашему разуму и запечатлевается в нашем сердце Святым Духом. Он не только порождает в нас веру, но и постоянно взращивает её. Недоверие сердца опаснее ослепления ума, и утвердить уверенность в сердце труднее, чем научить ум. Подлинное восприятие имеет место тогда, когда Слово пускает корни в глубинах сердца.
    Покорность вере возвышена настолько, что Бог предпочитает её всем прочим служениям. От Иоанна 3,33:
    «Принявший Его свидетельство сим запечатлел, что Бог истинен». И стих 36: «Верующий в Сына имеет жизнь вечную, а не верующий в Сына не увидит жизни, но гнев Божий пребывает на нём».
   
    Многие верят, что существует один Бог и считают содержащееся в Евангелии истинным. Однако это подобие веры не имеет никакой ценности. Сказано, что Симон волхв уверовал (Деяния 8 глава), хотя сразу же после этого обнаружил своё неверие. Наш Господь говорил (от Луки 8,11):
    «Семя есть слово Божие; а упадшее при пути, это суть слушающие, к которым потом приходит диавол и уносит слово из сердца их, чтобы они не уверовали и не спаслись; а упадшее на камень, это те, которые, когда услышат слово, с радостью принимают, но не имеют корня, и временем веруют, а во время искушения отпадают; а упадшее в терние, это те, которые слушают слово, но, отходя заботами, богатством и наслаждениями житейскими, подавляются и не приносят плода; а упадшее на добрую землю, это те, которые, услышав слово, хранят его в добром и чистом сердце и приносят плод в терпении».
    Сердце человеческое настолько опутано лицемерием, что часто обманывает само себя. Пусть хвалящиеся подобием веры поймут, что в этом отношении они нисколько не превосходят бесов (Иакова 2,19):
    «Ты веруешь, что Бог един: хорошо делаешь; и бесы веруют и трепещут».
    Разумеется, неверующие, которые восстают на Слово Божье с открыто проявляемым нечестием, отвергают и хулят повеления Бога, стоят много ниже, ибо их не трогают вещи, заставляющие трепетать бесов. Те, которые по слову Иисуса Христа, «временем веруют», не познали всей силы Духа, не восприняли эту силу как живую и действенную и не обладают истинным светом веры. Между избранными и обладающими нестойкой, «временной» верой есть немало общего, но способность открыто, громко и дерзновенно взывать к Богу как к Отцу даётся только избранным. Только их Бог постоянно возрождает нетленным семенем и не допускает того, чтобы семя, брошенное в их сердца, погибло. Присущие верующим стойкость и подлинно действенная вера совершенно незнакомы прочим. Сколь бы малой и непросвещённой ни была вера избранных, тем не менее, печать, положенная Божьим Духом на их сердца, никогда не сотрётся. А свет, которым обладают отверженные, подобен росе, которая исчезает без следа. Жизненный опыт и Писание свидетельствуют, что Благодать Бога порой касается отверженных, так что в них не может не возникнуть желания взаимной любви. Так произошло с Саулом (1я Царств). Но они не любят Бога всем сердцем как Его дети, чувство их похоже на настроение наёмника. Непостоянные и отпадающие не имеют живых корней. От Матфея 15,13:
    «Всякое растение, которое не Отец Мой Небесный насадил, искоренится».
   
    Когда мы называем веру познанием, то имеем в виду не такое постижение, которое люди приобретают относительно вещей доступных их чувствам. Предметы, которые мы воспринимаем верой, спрятаны от нашего зрения. 2е Коринф. 5,7:
    «Мы ходим верою, а не видением». Постигаемое нашим сознанием о Боге превосходит рациональное понимание. Однако, поскольку наш Господь открыл тайну Своей воли, то вера вполне обоснованно именуется знанием. Верующие знают, что они – дети Божьи. Они это знают не столько в силу человеческих доводов и доказательств, сколько в силу убеждённости и уверенности в Божьей истине. Вера не может зародиться из туманных и запутанных рассуждений, а требует полной и постоянной уверенности, какую мы обычно имеем о вещах известных. Человек только тогда обнаруживает истинную веру, когда осмеливается открыто, с не сомневающимся сердцем предстать перед Богом.
    В этом и заключается главный элемент веры: данные нам Господом обетования милости мы должны полагать именно внутри нас. От такого принятия проистекает доверие, которое св. Павел называет миром. Римлянам 5,1:
    «Итак, оправдавшись верою, мы имеем мир с Богом чрез Господа нашего Иисуса Христа».
    Только тот может быть назван истинно верующим, кто укрепляется твёрдым убеждением, что Бог – его благосклонный Отец, кто без всяких сомнений уповает на своё спасение.
   
    Здесь кто-нибудь возразит, что верующие бывают не только обеспокоены и охвачены сомнениями, но порой испуганы и смущены. Так происходит, когда они выдерживают бурю сильнейших искушений. Когда мы учим, что вера должна быть твёрдой и непоколебимой, то не имеем в виду убеждённость не подверженную никаким сомнениям или стойкость, которую не одолевают никакие напасти. Нам вовсе не следует полагать, что их совесть пребывает в нерушимом покое, который не смутит ни одна буря. Однако каковы бы не были нападения, мы не допускаем, что верующие могут перестать доверять Божьей милости, в которую однажды твёрдо поверили. Пример веры Писание даёт нам в лице Давида. Он часто сетует, до какой степени духу его недостаёт покоя. Псалом 41,6:
   «Что унываешь ты, душа моя, и что смущаешься? Уповай на Бога; ибо я буду ещё славить Его, Спасителя моего и Бога моего».
    Псалом 30,23:
   «В смятении моём я думал: отвержен я от очей Твоих; но Ты услышал голос молитвы моей, когда я воззвал к Тебе».
    Вера чудесным образом укрепляет сердца верующих в потрясениях – подобно пальме, которая, преодолевая любые тяжести, не перестаёт расти ввысь. Так и Давид, хотя кажется, что он совершенно подавлен, не перестаёт взывать к Богу. Псалом 26,14:
    «Надейся на Господа, мужайся, и да укрепляется сердце твоё, надейся на Господа».
    Если его поведение сравнить с поведением царя Ахаза, мы увидим огромное различие. Исаия 7,1:
    «Царь Сирийский и…царь Израильский пошли против Иерусалима, чтобы завоевать его;…и всколебалось сердце его» (Ахаза).
    Этому лицемеру был послан пророк Исаия. Он приносит ему весть (7,4): «Будь спокоен, не страшись». Но этот несчастный, даже получив обетование, не перестал трепетать. Вот воздаяние за неверие – дрожать и трепетать. Если мы подвергаемся нападениям неверия, это не значит, что мы брошены в его бездну. Если колеблемся, это не значит, что претыкаемся. Ибо в конце борьбы вера всегда преодолевает трудности, при первом столкновении с которыми кажется, что она погибла. Едва лишь самая малая капля веры западает в нашу душу, как мы сразу начинаем созерцать лик благого и расположенного к нам Бога. Возможно, издалека, но с такой несомненностью, что твёрдо знаем: это никакой не обман. Затем мы укрепляемся и приближаемся к Богу, и наше зрение становится более отчётливым. Это подобно тому, как заключённый в подземелье через высокое и узкое оконце видит лишь косой и слабый солнечный свет и увидит само солнце, только если выйдет на свободу. И всё же он не теряет уверенности в существовании яркого солнечного света. Так и мы, если обладаем хотя бы искоркой Божественного света, тем самым уже достаточно просвещены, чтобы иметь твёрдую убеждённость. Апостол, говоря (1е Коринф. 13,12):
    «Теперь мы видим как бы сквозь тусклое стекло, гадательно», - показывает, сколь малая часть Божественной мудрости уделена нам в этой жизни. Неведение неизбежно приводит нас к сомнениям и страхам. Когда наша совесть, обременённая тяжестью грехов, отыскивает повод для Божьего гнева, неверие внушает, что Бог противостоит нам во гневе, дабы мы боялись Его как смертельного врага. Чтобы выдержать эти нападения, вера защищается уверенностью, что Бог милосерд, ибо насылаемые Им наказания проистекают более от любви, нежели от гнева. Нападение на веру подобно тому, как воин, сам по себе крепкий и сильный, получив неожиданный удар, вынужден отойти назад. Но верующие выходят победителями из подобных столкновений. Собрав все силы, они готовы сражаться лучше, чем когда-либо прежде. Вера побеждает и ещё более укрепляется. 1е Иоанна 5,5:
    «Кто побеждает мир, как не тот, кто верует, что Иисус есть Сын Божий»?
   
    Страх Господень выступает как характерная черта верующих. Иов 28,28:
   «Страх Господень есть истинная премудрость».
    Для нас страх Божий – это благоговение. Тот, кто сознаёт, каким Отцом является для нас Бог, имеет достаточное основание, чтобы страх оскорбить Его был сильнее страха смерти. Нечестивые испытывают страх перед Богом не потому, что боятся Его оскорбить, но потому, что знают о Его власти отомстить. Такой страх называется рабским. Напротив, верующие больше боятся оскорбить Бога, чем понести наказание.
    Вера не обещает ни долголетия, ни великих почестей, ни изобилия богатства в нынешней жизни. Но Бог нас никогда не оставит, всё будет обращено нам во благо. Псалом 62,4:
    «Милость Твоя лучше, нежели жизнь».
    Слово также необходимо вере, как необходим живой корень дереву, чтобы оно плодоносило. Вне Слова к вере нередко примешиваются заблуждения. Примеры: Сара из-за горячего желания, чтобы продолжился благословенный род, дала мужу в жёны свою служанку. При этом она совершила несколько грехов. Предавшись чрезмерному усердию, она не удержалась в предписанных Словом границах. Тем не менее, это усердие произошло от веры.
    Ревекка, после того, как Бог открыл ей, что избрал Иакова, прибегла к злым уловкам, чтобы его благословил Исаак. Она заставляет сына лгать. И всё-таки, этот поступок, каким бы достойным осуждения он ни был, свидетельствует также и о вере. Пример Ревекки показал, насколько человеческое сознание склонно спотыкаться и сходить с верного пути, если вера не опирается на Слово.
   
    Вера – это Божий дар. Если Божья истина для нас сомнительна даже в вещах, которые мы видим своими глазами, то как нам считать её явной и несомненной, когда Господь обещает нам вещи, которые мы не видим глазами и не понимаем умом? Человеческое благоразумие здесь проявляет такую тупость и слепоту, что отказ от него является первым шагом, чтобы преуспеть в школе Господа. Божьи тайны открывают не плоть и не кровь, и естественный человек не способен постигнуть духовные предметы. 1 Коринф. 2,14:
    «Душевный человек не принимает того, что от Духа Божия, потому что он почитает это безумием; и не может разуметь, потому что о сём надобно судить духовно».
    Поэтому здесь нам необходима помощь Святого Духа. От Иоанна 6,44:
    «Никто не может придти ко Мне, если не привлечёт его Отец».
   Человеческий разум, озарённый светом Святого Духа, начинает воспринимать вещи, о которых раньше он не имел никакого представления.
    Бог не распространяет этот дар без всякого различия на всех людей, но распределяет как особую привилегию среди тех, кто Ему угоден. Не удивительно ли, что слышат двое, но один презирает, а другой возвышается? Почему это дано одному и не дано другому? Это сокровенная тайна Креста, тайна Божьего суда. Евреям 11,1:
    «Вера же есть осуществление ожидаемого и уверенность в невидимом».
    Под уверенностью Апостол понимает стойкость, на которую опираются души верующих. Такая уверенность относится к вещам, которые даны в надежде. До последнего дня предметы, связанные с нашим спасением, остаются слишком возвышенными для того, чтобы их мог понять наш разум, увидеть наши глаза или коснуться наши руки. Божественные тайны, которые невозможно созерцать сами по себе, мы видим только в Слове Божьем. Мы должны воспринимать сказанное в Нём, как свершившееся.
    Легко рассудить, насколько вредоносна доктрина теологов-софистов: якобы мы не в состоянии считать что-либо твёрдо установленным относительно благодати, разве только по предположениям, считает ли человек себя достойным Её или нет. Софисты ссылаются на то, что приписывать себе несомненное знание воли Божьей – безмерное самомнение. Я же уверен, что если воздействие на нас Бога оценивать по делам, то мы не можем ничего понять. Каким упованием были бы мы вооружены против дьявола, если бы полагали, что Бог благорасположен к нам лишь при условии, что мы заслуживаем этого? Я бы согласился с софистами, если бы ничтожеству нашего разума мы пожелали подчинить непостижимый Божий замысел. Но мы вместе со св. Павлом просто говорим (1е Коринф. 2,12):
    «Но мы приняли не духа мира сего, но Духа от Бога, дабы знать дарованное нам от Бога».
    Римлянам 8,16:
    «Сей Самый Дух свидетельствует духу нашему, что мы дети Божьи».
    1е Иоанна 3,24:
    «А что Он пребывает в нас, узнаём по Духу, который Он дал нам».
   
    Не безумная ли слепота – обвинять христиан в гордыне, когда они хвалятся присутствием в них Святого Духа, без Которого нет христианства? Софисты нападают ещё с одной стороны. Они утверждают, что, хотя мы можем вынести суждение о Благодати Божьей, в Которой пребываем в данный момент, остаётся открытым вопрос о нашем постоянстве в Ней. Апостол говорит совершенно иное (Римлянам 8,38):
    «Я уверен, что ни смерть, ни жизнь, ни Ангелы, ни Начала, ни Силы, ни настоящее, ни будущее, ни высота, ни глубина, ни другая какая тварь не может отлучить нас от любви Божией во Христе Иисусе, Господе нашем».
    Не безумная ли фантазия – ограничивать твёрдость веры коротким промежутком времени, когда она выходит за пределы земной жизни и распространяется на бессмертие? Благодатью Божией верующие могут созерцать эту будущую жизнь. И если кто-то стыдится исповедовать это открыто, то тем самым проявляет крайнюю неблагодарность, потому что отвергает доброту Бога. Там, где есть живая вера, она всегда несёт с собой упование на вечное спасение. Если такого упования нет, то нет и веры. Как же можно вкусить такую щедрость Бога и не загореться любовью к Нему? Подобное чувство никогда не проникает в лживое и злое сердце. Мы же, слыша явное Божье повеление твёрдо уповать на спасение, дерзновенно принимаем истину, что благодаря милосердию Бога можем с несомненностью ожидать обещанного Им. Поступая так, мы обнаруживаем, что Тот, кто сказал (от Матфея 9,29):
    «По вере вашей да будет вам»,
    - нас не обманет.