Часть 1


   
    Любая проповедь о вере будет совершенно бесполезной, если оставить в стороне темы о покаянии и о прощении грехов. И то и другое мы получаем через веру.
    Слово «покаяние» значит «обращение» или «возвращение». Греки говорили в этом случае о перемене намерений или воли. Покаяние – это подлинное обращение нашей жизни на путь следования Богу, указанный Им Самим. Люди, прежде презревшие Бога и заблудившиеся в своих похотях, начинают прислушиваться к Его Слову и готовы идти туда, куда Он их позовёт. От Луки 3,8:
    «Сотворите же достойные плоды покаяния».
    Пророки и Апостолы, призывая людей произвести плоды достойные покаяния, имеют в виду, что они должны вести такую жизнь, которая во всех её проявлениях свидетельствовала бы об их исправлении.
    В указанном выше определении нам необходимо рассмотреть три момента. Во-первых, покаяние – это не только изменение поступков, но и изменение души. Иезекииль 18,31:
    «Сотворите себе новое сердце и новый дух».
    Люди не могут начать добрую жизнь иначе, нежели вырвав из сердца всякое нечестие. Иеремия 4,4:
    «Обрежьте себя для Господа и снимите крайнюю плоть с сердца вашего».
    Говоря об обрезании сердца, он касается самых потаённых чувств. Другой момент связан с тем, что покаяние проистекает из глубокого страха Божьего. Для раскаяния необходимо, чтобы совесть грешника вспомнила о Божьем суде. Поэтому Писание часто напоминает нам, что однажды Бог будет судить мир. Например (Иеремия 4,4):
    «Чтобы гнев Мой не открылся как огонь и не воспылал неугасимо по причине злых наклонностей ваших».
    Своею испорченностью мы вынуждаем Бога прибегать к суровости, дабы устрашить нас, ибо бесполезно привлекать любовью тех, кто спит.
   
    Теперь следует пояснить третий момент. Учёные люди, жившие задолго до нас, говорили, что покаяние состоит из двух частей – умерщвления и оживления. Умерщвление они толковали как боль и ужас сердца, проникнувшегося сознанием греха. 2е Коринф. 7,10:
    «Печаль ради Бога производит неизменное покаяние ко спасению».
    Печалью ради Бога Апостол называет такое состояние, когда мы не только боимся наказания, но ненавидим и презираем грех, так как понимаем, что он неугоден Богу. Оживление древние учёные понимают как утешение, подаваемое верой. Человек, сокрушённый сознанием своего греха, обращает свой взор на доброту и милосердие Бога, заключённые в Иисусе Христе и словно возвращается от смерти в жизнь. Плоды покаяния – это святость, дела любви и милосердия. По самой своей природе мы отделены от Бога. Римлянам 8,7:
   «Плотские помышления суть вражда против Бога».
    Обновление жизни происходит тогда, когда Дух Божий, преобразив наши чувства Своею святостью, направляет их на новые мысли и чувства настолько властно, что они уже не таковы, какими были прежде. Если мы подлинно причастны смерти Христа, то силою её умерщвляется живущая в нас груда грехов. А через воскресение Христа мы получаем воскресение к обновлённой жизни. Покаяние – это духовное возрождение, цель которого – восстановление образа Божьего, почти стёршегося в нас преступлением Адама. 2е Коринф. 3,18:
    «Мы…, взирая на славу Господню, преображаемся в тот же образ».
    Ефесянам 4,24:
    «Облечься в нового человека, созданного по Богу».
    Однако это восстановление совершается не за одну минуту, не за один день, не за один год. Бог устраняет у Своих избранных испорченность плоти на протяжении длительного времени шаг за шагом. Он никогда не перестаёт очищать их от скверны, преображать их чувства до обретения истинной чистоты, дабы они всю жизнь провели в покаянии и знали, что эта борьба оканчивается только со смертью. Чем дальше продвигается человек, тем ярче сияет в нём образ Божий. Но, чтобы заставить верующих стремиться к этой цели, Бог предписывает путь покаяния на целую жизнь, так, что перед ними всегда лежит поле битвы.
    Возрождая Своих верных, Бог делает так, что владычество греха над ними устраняется, ибо Он даёт им силу Святого Духа в борьбе против греха. Но при этом грех, переставая властвовать над ними, не перестаёт в них пребывать. Августин: «Пока ты жив, грех обязательно будет оставаться в твоих членах. Лишь бы было устранено его господство и не совершалось то, что он велит».
    Всякое нечестивое желание есть грех. Более того, мы считаем грехом саму испорченность, которая порождает в нас эти нечистые желания. Эти следы греха не будут поставлены верующим в вину не по тому, что их нет, но по Божьему милосердию. Отсюда вытекает, что мы всегда должны быть настороже, чтобы оградить себя от внезапных предательских нападений нашей плоти. 1е Петра 5,8:
    «Трезвитесь, бодрствуйте, потому что противник ваш диавол ходит, как рыкающий лев, ища кого поглотить».
   
    Св. Павел называет семь качеств, которые в нас производит покаяние. 2е Коринф. 7,10:
    «Ибо то самое, что вы опечалились ради Бога, смотрите, какое произвело в вас усердие, какие извинения, какое негодование,…какой страх, какое желание, какую ревность, какое взыскание»!
    Усердие побуждает человека к действию, чтобы всегда находиться под водительством Святого Духа. Под извинением Апостол понимает просьбу о прощении. Далее следует негодование, когда грешник обвиняет себя и досадует, сознавая свою неблагодарность по отношению к Богу. Страх поражает наши сердца всякий раз, когда мы думаем о суровости Бога к грешникам. Словом «желание» Апостол обозначил горячее стремление исполнить наш долг перед Богом. Ревность означает огонь, возгорающийся в нас, когда мы ужалены мыслью: что я наделал? На последнее место Апостол ставит взыскание, ибо не может быть, чтобы душа верующего не получала пользы, наказывая саму себя. Однако следует помнить, что нужно соблюдать меру, чтобы печаль не поглотила нас целиком. Сатана очень часто прибегает к этой уловке: возможно глубже погружать в бездну печали тех, кого он намеревается так поразить страхом Божьим, чтобы они никогда не смогли подняться. Страдание из-за грехов необходимо, но оно не должно быть непрестанным. Св. Бернар:
    «Смешаем мёд с полынью, чтобы горечь помогала нашему здоровью, когда мы будем пить её вместе со сладким. И если вы думаете о себе смиренно, то подумайте о доброте Бога».
    Учёные выделили два рода покаяния. Один из них они назвали законническим. Примеры законнического покаяния дают нам Каин, Саул, Иуда. Осознав тяжесть своего греха, они устрашились Божьего гнева, думая лишь о мщении и приговоре Бога. Евангельское покаяние мы видим у тех, кто в уповании на милость Бога поднялся на ноги и вернулся к Нему. Таково было покаяние Езекии, Давида, Петра.
    Некоторые люди считают, что главное в покаянии – это поститься, плакать и рыдать, поэтому нам следует рассеять это заблуждение. Умиротворение Бога обрядами и ритуалами – это детские игры, потому что Бог читает в сердцах. Иоиль 2,13:
    «Раздирайте сердца ваши, а не одежды ваши».
    Исаия 1,16:
    «Омойтесь, очиститесь; удалите злые деяния от очей Моих; перестаньте делать зло; научитесь делать добро; ищите правды; спасайте угнетённого; защищайте сироту; вступайтесь за вдову».
    О плаче и посте у пророков говорится не как об обязательных следствиях покаяния, а как о внешних проявлениях, относящихся к особым обстоятельствам. Плач и пост не излишни, когда Господь подаёт нам знаки какого-то бедствия, объявляя тем самым, что Он намерен взыскать с нас и уже приготовил орудие мщения. В этом смысле пастыри не совершили бы ничего плохого, если бы, видя приближающееся бедствие – войну, голод или мор - убеждали народ, что пора молить Господа в плаче и посте, но при этом подчёркивали главное – раздирать сердца, а не одежды. Впрочем, призывать людей в свидетели нашего раскаяния не всегда необходимо. Когда слово «покаяние» прилагается к сугубо внешнему заявлению, его первоначальный смысл искажается.
   Св. Павел укоряет за небрежение тех, кто слишком легко себя прощает. 1е Коринф. 11,31:
   «Если бы мы судили сами себя, то не были бы судимы».
    Нам следует не только сознаваться Богу в прегрешениях, которые совершаем изо дня в день, - тяжкие грехи должны вызывать в нашей памяти нанесённые Богу оскорбления, которые, казалось бы, уже давно похоронены в ней. Давид учит нас этому на собственном примере. Устыдившись преступления, связанного с Вирсавией, он исследует себя вплоть до времени в материнском чреве. Псалом 50,7:
    «Вот я в беззаконии зачат и во грехе родила меня мать моя».
    В другом псалме он также исследует свою прошлую жизнь. Псалом 24,7:
   «Грехов юности моей и преступлений моих не вспоминай». Ибо похоти, постоянно нас возбуждающие и кишащие в нас пороки не дают нам права на лень и покой.
    Иоанн Креститель так выразил суть своей проповеди (от Матфея 3,2):
    «Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное».
    Возвещая Царство Божие, он призвал людей к вере. Царством Небесным Иоанн называл прощение грехов, спасение и жизнь. Вера оказывается истинной, когда она соединена с чистым сердцем и доброй совестью. Если кто-то обладает верой, то он обладает и чистотой сердца.
   
    Возможность познать Христа открывается перед нами, когда мы начинаем ненавидеть грех. Эта ненависть есть начало покаяния. После этого покаяние должно длиться всю жизнь. Впрочем, тот, кто действительно охвачен ненавистью к греху и не может поступать иначе. Покаяние – это особенный Божий дар, поэтому мы не без оснований названы Божьим творением. Причина покаяния – Божье милосердие. Ефесянам 2,10:
    «Ибо мы – Его творение, созданы во Христе Иисусе на добрые дела, которые Бог предназначил нам исполнять».
    Апостол угрожает мщением отступникам, которые сознательно восстают против истины Евангелия и, насмехаясь над Богом, гнусно отвергают Его дар. Евреям 6,4:
    «Ибо невозможно – однажды просвещённых и вкусивших дара небесного и соделавшихся причастниками Духа Святого…и отпадших, опять обновлять покаянием, когда они снова распинают в себе Сына Божия».
    2е Петра 2,20:
    «Ибо, если, избегши скверн мира чрез познание Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа, опять запутываются в них и побеждаются ими, то последнее бывает для таковых хуже первого…с ними случается по верной пословице: пёс возвращается на свою блевотину и вымытая свинья идёт валяться в грязи».
    Апостол не мог не принять утверждения своего Учителя (от Матфея 12,31):
    «Посему говорю вам: всякий грех и хула простятся человекам, а хула на Духа не простится человекам».
   Отсюда следует, что сказанное Апостолом относится не к тому или иному частному греху, который бы не заслуживал помилования, а к такому, который проистекает из мятежа и отчаянной ярости и не может быть прощён как немощь. Я утверждаю, что против Святого Духа грешит тот, кто был в достаточной степени озарён светом Божьей истины и не может сослаться на неведение, но, тем не менее, противится ей по собственной злой воле только ради того, чтобы противиться. Речь здесь идёт о восстании против Бога, когда человек совершенно отворачивается от Него. Случается, человек по неведению идёт против Божьей истины и по неведению противостоит Христу, но, тем не менее, полон таких чувств, что вовсе бы не пожелал загасить Божью истину, если бы она ему открылась. Такие люди получат прощение. Те же, кто вполне убеждён, что учение, против которого они выступают, - от Бога, и всё же продолжают ему противостоять и пытаются искоренить его, хулят Духа. Таковы были фарисеи, которых обличал Иисус Христос: пытаясь превозмочь силу Святого Духа, они порочили её, говоря, что она якобы исходит от Веельзевула.
   
    На возражения, что лишать прощения грешника, взывающего к милосердию – слишком большая жестокость, ответить нетрудно. Такие грешники никогда не раскаются и не обратятся, ибо по причине их неблагодарности, Бог как справедливый судья поразит их вечной слепотой. Этому нисколько не противоречит пример Исава, который в слезах и воплях пытался вернуть утраченное первородство (Бытие 27 глава). Это не подлинное раскаяние и не призывание Бога. Бог готов забыть всё и помиловать, как только грешник обратится к Нему от путей своих. Но сердце грешника никогда не обратится, если не будет осенено благодатью свыше. Не следует принимать за обращение и молитву мучительное смятение, охватившее отверженных, когда они увидели, что для исцеления от бедствий им следует искать Бога; и однако они отталкивают Его как только могут. Может возникнуть вопрос: как же получил прощение и отвратил от себя объявленное ему наказание царь Ахав (3я Царств 21 глава)? Ведь он испугался только на малое время, оделся в рубище, посыпал голову пеплом, но не исправился и продолжал вести дурную жизнь.
    Бог прощает лицемеров лишь на какое-то время. Ахав не увидел в своей здешней жизни бед, которых страшился, но Божье проклятие осталось на доме его, и он не избежал вечной погибели. Бог распространяет Свою милость и на тех, кто этого недостоин. Однако это не означает, что, откладывая наказание на какое-то время, Бог будет делать это постоянно. Бог показывает примеры Своей щедрости и готовности прощать, дабы побудить верующих смело исправлять свои ошибки и дабы ещё строже осудить гордыню тех, кто противится Его деснице.
   
   

Часть 2


   
    Теперь я перехожу к обсуждению того, чему учили о покаянии софисты. Они охвачены стремлением к внешнему и телесному. Софисты учили, что покаяние – это дисциплина и суровая жизнь, направленная на укрощение плоти. Что же касается обновления души и начала новой жизни, то об этом в их книгах не найти ничего. Софисты делят покаяние на три части: сокрушение сердца, сокрушение уст, удовлетворение делом. Речь идёт о вопросе величайшей важности – о прощении грехов. Софисты считают, что сокрушение должно быть полным и всеохватывающим. Когда требуют тоски столь горькой, чтобы она сравнялась с тяжестью вины, тогда бедная совесть, страшно опечаленная, не может осознать меру долга, что она его оплатила. Ибо разве найдётся человек, который осмелился бы поклясться, что оплакал грехи изо всех сил?
    Мы уже сказали, что прощение грехов не даруется нам без покаяния, ибо искренне молить о Божьей милости может лишь тот, кто удручён сознанием своих грехов, но покаяние не есть причина прощения. Мы учили грешника не смотреть на своё сокрушение и свои слёзы, а возводить очи исключительно к Божьему милосердию.
   
    Что касается исповеди, то схоласты утверждают, что она установлена Божьим повелением. Они говорят, что люди, приходившие к Иоанну креститься, исповедовали свои грехи. На это я отвечаю, что они исповедовались в своих грехах, чтобы креститься. Иоанн крестил водою в покаяние. Кого же было ему крестить, как не тех, кто признавался, что он грешник? Наши противники ссылаются на св. Иакова (5,16):
    «Признавайтесь друг пред другом в проступках и молитесь друг за друга».
    Но это не говорит в их пользу. Если следует исповедоваться только священникам, то, значит, исповедоваться друг другу могут только священники. Ведь Иаков говорит о тех, кто способен выслушать исповедь другого, а они оставляют эту привилегию одним лишь священникам.
    Но оставим эту дребедень. Мы раскрываем один перед другим наши немощи, чтобы каждый получил совет, сочувствие, утешение. Когда закон, принуждающий людей рассказывать о своих грехах, был введён, прошло тысяча двести лет после воскресения Христа. Правило исповеди не было общим для всех Церквей. Подобный обычай существовал в Константинополе до момента, как некая женщина, якобы желавшая исповедоваться, была застигнута при половой близости с дьяконом.
    По причине этого злодеяния епископ Нектарий, человек святой жизни и большой учёности, отменил обязанность исповедоваться. Об упомянутой отмене не раз говорил Иоанн Златоуст:
    «Необязательно исповедоваться перед свидетелем – сознайся во грехе в сердце своём». Ещё: «Я не зову тебя предстать перед людьми, чтобы открыть им свои грехи. Обнажи и очисти свою совесть перед Богом. Представь свои язвы Господу, их Врачевателю и моли Его исцелить их». И ещё: «Я не желаю, чтобы ты исповедовался человеку, который после может тебя упрекнуть или обесчестить, объявив о твоих грехах людям».
    1е Иоанна 1,9:
    «Если исповедуем грехи наши, то Он, будучи верен и праведен, простит нам грехи наши и очистит нас от всякой неправды».
    Кому же мы их исповедуем? Конечно, Богу – когда с совершенной искренностью, обвиняя себя, молим об освобождении от грехов по Его милости.
   
    Господь в древности повелел, чтобы весь народ исповедовался в храме устами священника. В каком-то смысле эта церемония относится и к нам. В хорошо устроенных Церквях есть обычай, когда служитель произносит текст исповеди от имени народа. И это служение не бывает без плода. Священное Писание рекомендует нам два рода частной исповеди. Первая касается нас самих. Поверяя друг другу свои немощи, мы помогаем один другому советом и утешением. Более прочих для этого подходят пастыри, когда верующий почувствует в сердце скорбь от сознания своих грехов, с которой он не в силах справиться. Форма такой исповеди свободна, и никого нельзя к ней принуждать. Верующие не должны быть принуждаемы рассказывать обо всех своих грехах, но только о том, о чём они посчитают необходимым рассказать. О частной исповеди второго рода наш Господь говорит (от Матфея 5,23):
    «Если ты принесёшь дар твой к жертвеннику и там вспомнишь, что брат твой имеет что-нибудь против тебя, оставь там дар твой пред жертвенником, и пойди, прежде примирись с братом твоим, и тогда приди и принеси дар твой».
    Господь наш Иисус считает обиду, нанесённую отдельному человеку, настолько серьёзной, что отлучает от алтаря человека, огорчившего брата своего. Именно так следует восстанавливать любовь, разрушенную нашим грехом: признавая, что мы согрешили и прося прощение.
   
    А что же теологи-паписты? Они предписывают, чтобы все люди по меньшей мере один раз в год исповедовались во всех совершённых грехах своему кюре. Они говорят, что у священника есть право объявить, которые из грехов оставлены, а которые отпущены. Невозможно стерпеть того, что они обязывают верующих назвать все свои грехи, что говорят, будто врата рая закрыты для тех, кто пренебрёг возможностью исповедоваться.
    Как они смеют думать, что возможно назвать все свои грехи, если даже Давид смог лишь воскликнуть (Псалом 18,13):
    «Кто усмотрит погрешности свои? От тайных моих очисти меня».
    Он понимал, как глубока бездна наших грехов, и потому не стал составлять их список, но воззвал к Богу (Псалом 68,15):
   «Извлеки меня из тины, чтобы не погрязнуть мне».
    Пусть читатели задумаются, возможно ли в конце года рассказать о грехах, которые совершались каждый день?
   
    Сейчас мы увидим, чего стоят утверждения папистов о власти вязать и разрешать (от Матфея 18,18):
    «Истинно говорю вам, что вы свяжете на земле, то будет связано на небе; и что разрешите на небе, то будет разрешено на земле».
    Священник не может с полной уверенностью знать, принесена ли исповедь должным образом, прощён грешник или нет. Об этом знает только Бог. У вестников Евангелия и Церкви для этого есть Слово. И этим Словом вестники могут обещать прощение грехов во Христе, и утешение обратившимся к покаянию. Этим Словом Церковь объявляет, что блудники, воры, убийцы, лихоимцы, идолослужители не имеют части в Царстве Божьем и связывает их тугими узами.
    На третье место в покаянии паписты ставят удовлетворение за грехи – плач, пост, пожертвования, милостыню. Ибо, говорят они, хотя Господь простил нашу вину, Он оставляет положенное нам наказание, от которого мы должны откупиться, дав некое удовлетворение. Этой лжи я противопоставляю прощение грехов, дающееся даром. Титу 3,5:
    «Он спас нас не по делам праведности, которые мы сотворили, а по Своей милости».
    Наши противники тоже вооружаются свидетельствами Писания: Давид, обличённый пророком Нафаном за прелюбодеяние и убийство, был прощён за свой грех, однако был наказан смертью своего сына (2я Царств 12,14). Даниил увещевает Навуходоносора искупить свои грехи милостыней (Даниил 4,24). Наш Господь говорит о грешнице (от Луки 7,47):
    «Прощаются грехи её многие за то, что она возлюбила много».
    Из этих слов явствует, что любовь наш Господь считает свидетельством прощения грехов, а не причиной. Фарисей думал, что Иисус не принял бы женщину, если бы знал, что она грешница. Господь привёл сравнение: у одного заимодавца было два должника, один должен был ему пятьдесят динариев, а другой – пятьсот. Он простил долг обоим. Иисус не сказал, что они были прощены, потому что должник сильно возлюбил; Он сказал, что должник должен возлюбить, потому что ему многое простилось. Слова Господа нужно понимать таким образом: Ты считаешь эту женщину грешницей. Но теперь грехи ей прощены. О прощении грехов тебе должна свидетельствовать её любовь. Этой любовью она благодарит за добро, которое ей сделано. Что принёс бы нам Христос, если бы за грехи по-прежнему полагалось наказание? Он принял на Себя все наказания и всё мщение, которые следовали нам. Мы различаем два рода наказания: суд мщения и суд исправления. Одно свойственно судье, другое – отцу. Судья карает злодея за преступление. Отец пытается научить сына, чтобы в будущем он был более осмотрителен. Августин говорит:
    «То, от чего страдаешь, лекарство, а не кара».
    Паписты возражают, что примирение и прощение – это благо, дающееся в крещении. Но если после крещения мы падаем, то должны подняться с помощью удовлетворения. Наряду с благодатью от нас требуются дела. Но св. Иоанн говорит иное (1е Иоанна 2,1):
    «Мы имеем Ходатая пред Отцом, Иисуса Христа, Праведника: Он есть умилостивление за грехи наши».
    Он не говорит: Бог однажды примирил вас с Собою во Христе, а теперь ищите других способов примирения. Нет, он показывает Христа как вечного Ходатая, Который Своим заступничеством постоянно возвращает нас в милость Отца. Разве нет огромного различия между утверждением, что наши беззакония были возложены на Христа, чтобы истребиться в Нём, и утверждением, что нам надлежит умиротворить Бога своими делами? Как и когда совесть может быть уверена, что должное удовлетворение принесено? Мы провозглашаем, что грехи верующим не вменяются, а изглаживаются благодатью. Псалом 31,1:
    «Блажен, кому отпущены беззакония, и чьи грехи покрыты! Блажен человек, которому Господь не вменит греха».
    Римлянам 8,1:
    «Итак нет ныне никакого осуждения тем, которые во Христе Иисусе живут не по плоти, а по духу».
    Михей 7,19:
    «Ты ввергнешь в пучину морскую все грехи наши».
    Св. Августин: «Тело Христово – вот истинная и единственная жертва за наши грехи. Не только за те, которые прощены нам в крещении, но и за те, которые происходят с нами позднее по немощи плоти. Они прощены нам силою той единственной жертвы».