То, что по отношению к людям мы называем обещанием, по отношению к Богу зовётся обетом. Обеты адресованы Богу, с Которым нельзя быть легкомысленным. Чтобы лучше понять, какими несчастьями грозят обеты, читатели должны вспомнить принципы, изложенные нами выше.
    Во-первых, всё необходимое для благочестивой жизни содержится в Законе. Во-вторых, Господь заключил всю похвалу праведности в простом повиновении Его воле. Отсюда возникает вопрос об обетах, даваемых помимо высказанного Богом Слова: как мы должны их оценивать, и может ли христианин их давать; а если дал, насколько они обязывают его. В этой области во все времена существовало поразительное суеверие. Люди давали Богу обеты бездумно, без надобности и размышления, обещая Ему всё, что придёт им на ум и язык. Пусть первое правило в отношении обетов будет таково: нельзя давать никаких обетов, пока мы не будем твёрдо уверены, что даём обет не по собственной дерзкой прихоти. Позволим Богу руководить нами Его Словом.
    Второе правило в том, чтобы мы не пытались обещать более того, что в наших силах, дабы не упасть и не расшибиться. Пример (Деяния 23): убийцы поклялись не есть и не пить, пока не убьют Павла. Равным образом Иеффай получил по заслугам за своё безумие, когда вынужден был принести в жертву собственную дочь во исполнение безрассудно данного обета (Судей 11).
    Теперь перехожу к третьему правилу: чтобы наши обеты были угодны Богу, следует обратить внимание на то, из каких побуждений мы их даём. Так, если некто даёт обет не пить вина, видя в этом своего рода святость, он будет осуждён за суеверие. Если же цель обета другая, например, человек чувствует в себе склонность к неумеренности, для него полезно будет дать обет отказаться на время от вина.
    Примером благодарственных обетов может послужить обет Иакова, пообещавшего Богу десятую часть всего, что он обретёт на Востоке (Бытие 28). Мы и сегодня можем обращаться к обетам этого рода, когда Бог избавляет нас от несчастья, опасной болезни или иной угрозы. Христианину отнюдь не запрещается в подобных случаях принести Богу какой-нибудь обещанный дар в знак признательности.
    Есть один обет, общий для всех верующих, который даётся при крещении. Его главный смысл заключается в отречении от сатаны. Мы предаёмся служению Богу, чтобы повиноваться Его заповедям и не следовать порочным желаниям плоти.
    Что касается частных обетов, то не следует думать, будто я настолько их ценю, что советую давать их ежедневно. Если человек легко и часто даёт обеты, это может стать причиной небрежения в их соблюдении. Если же он связывает себя вечным обетом, то будет исполнять его с великим трудом и скорбями, а по прошествии длительного времени всё равно нарушит.
   
    Ввиду того, что наибольшим почётом пользуются монашеские обеты, подвергнем их краткому рассмотрению. Как бы сегодняшнее монашество не прикрывалось древностью, в прежние времена в монастырях был принят совершенно иной образ жизни. В монастырь уходили те, кто хотел упражнять себя в крайней строгости.
    Монахи спали на голой земле, пили одну лишь воду и не имели другой пищи кроме чёрного хлеба, трав и корней. Их величайшими лакомствами были растительное масло, горох и бобы. Они воздерживались от всего, что доставляет наслаждение телу.
    Намерение монахов состоит в том, чтобы изобретать по своей прихоти некое новое служение. Они выдумывают новый образ жизни, не пытаясь найти ему подтверждении от Бога. Поэтому я утверждаю, что их выдумки дерзки, самовольны и незаконны. Отказаться от собственности, чтобы избавиться от всех земных хлопот, кажется хорошим делом; однако Бог предпочитает, чтобы человек, будучи свободен от жадности и честолюбия, заботился о добром управлении своим семейством с целью служить Богу в благочестивом призвании. Когда человек бежит в пустыню и живёт там в одиночестве, уклоняясь от заповеди Божьей – помогать друг другу, - это противоречит христианской любви.
    Монахи и монахини, забыв о своей немощи, думают, что могут обходиться без брака всю жизнь. Разве не слышат они, что говорит Бог (Бытие 2,18):
    «Не хорошо быть человеку одному»?
    Восставать против данной нам от Бога природы и презирать подаваемые Им средства помощи – значит искушать Бога. Ибо Сам Бог заявляет, что не всем дан этот дар. 1е Коринф. 7,7:
    «Каждый имеет своё дарование от Бога, один так, другой иначе…если не могут воздержаться, пусть вступают в брак, ибо лучше вступить в брак, нежели разжигаться».
    Все, кому отказано в способности воздержания, прямо призваны Богом к браку. Воздержанием я называю не только сохранение тела незапятнанным от блуда, но и сохранения нетронутым целомудрия души.
    Наши противники приводят ещё один довод в защиту монашеского совершенства - ответ Господа юноше (от Матфея 19,21):
    «Если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твоё и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах».
    Смысл этих слов прояснится, если мы примем во внимание, кому они адресованы. Юноша спрашивает, что нужно сделать, чтобы войти в жизнь вечную. Поскольку вопрос задан о делах, Иисус отсылает спросившего к Закону. Юноша отвечает, что следует всем заповедям с детства. Однако нет сомнений в том, что он ещё очень далёк от цели, которую считает достигнутой. Чтобы указать юноше, как мало он преуспел в совершенной праведности, нужно было вскрыть гнездящийся в его сердце порок. Ибо юноша был богат и питал привязанность к своему богатству. Потому Иисус затронул его в том месте, где и следовало затронуть, сказав, чтобы он продал всё имение своё. Таким образом, когда Иисус велит скупому продать всё своё имущество, это равносильно тому, как если бы Он велел честолюбцу отречься от всех почестей, сластолюбцу – от наслаждений, развратнику – от всего, что способно побудить его к греху. Так что наши противники неправомочно ссылаются на это место, принимая частный случай за общее учение.
   
    Если непосильный обет гибелен для души, которую Бог желает спасти, а отнюдь не погубить, то надлежит сделать вывод о недопустимости упорства в его соблюдении. Этот вывод может послужить ответом на обвинения против тех, кто покинул монашество для вступления на тот или иной благочестивый жизненный путь. Их обвиняют в клятвопреступлении. Я же заявляю, что эти люди были связаны некими узами, поскольку жили в заблуждении.
    Благодатию Иисуса Христа они освобождены от подобного обязательства, ибо просвещены Богом к познанию истины. Если смерть Господа нашего Иисуса искупает нас от проклятий Закона Божьего, то тем более она освобождает нас от уз человеческих, которые суть сети сатаны, предназначенные для нашего уловления.